Фото: Андрей Любимов / РБК

Минфин начал мониторинг долговой нагрузки крупнейших российских компаний — как государственных, так и частных, сказал журналистам заместитель министра финансов Владимир Колычев. По его словам, в списке около десяти компаний. «Это директива правительства о том, чтобы компании предоставляли такую информацию», — сообщил он.

«Мы накопим историю такого мониторинга, а потом подумаем над тем, чтобы что-то компаниям рекомендовать», — сказал замминистра. На данный момент компании просто предоставляют правительству информацию о долговой нагрузке, никаких рекомендаций им не дается.

По словам Колычева, вопрос долговой нагрузки компаний связан с темой неявных обязательств бюджета. «Мы когда в правительстве обсуждали тему неявных обязательств, говорили о том, что нужно подумать, чтобы предусмотреть некие рекомендации по уровню долговой нагрузки, при несоблюдении которых компании не смогут воспользоваться мерами государственной поддержки в стрессовой ситуации. Это скорее мера предупредительного характера», — сказал заместитель министра.

Он сообщил, что, например, для компаний нефтегазового сектора рассчитывается отношение фактического долга к EBITDA, которая была бы при «структурном равновесном уровне цен на нефть», то есть $40 за баррель в ценах 2017 года.

В долгосрочном бюджетном прогнозе до 2036 года, одобренном правительством, одним из наиболее значимых источников бюджетных рисков названы риски «явных и неявных условных обязательств бюджетов бюджетной системы Российской Федерации». Колычев пояснил, что речь идет, во-первых, о проектах государственно-частного партнерства (ГЧП). «Сейчас отсутствует система учета и контроля таких проектов, а они зачастую предполагают вмененную поддержку со стороны государства. И это не государственные гарантии, а, например, минимальный гарантированный доход. Как пример, платная автодорога: если трафик не будет соответствовать плановому значению, то государство компенсирует разницу между фактическим уровнем трафика и плановым. Такой системы учета рисков сейчас нет», — сказал замминистра.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

Во-вторых, это возможная поддержка из бюджета госкомпаний и институтов развития при неблагоприятном стечении обстоятельств, в том числе при эскалации западных санкций. «В случае с компанией Rusal [попала под санкции в апреле 2018 года, в январе 2019 года санкции с нее были сняты] этого не потребовалось, но естественно, что для сохранения занятости и стратегически важных активов [при включении других крупных предприятий в санкционные списки] бюджет будет задействован при необходимости», — сказал Колычев.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Автор:
Иван Ткачёв

Источник