Известный писатель Эдвард Радзинский уверен, что «молодёжи опротивел главный дирижёр нынешней нашей жизни — деньги».

Автор бестселлеров Эдвард Радзинский представил новую книгу «Бабье царство. Русский парадокс» о пяти императрицах, которые почти весь XVIII в. правили Россией. Страной, где роль женщины в пословицах лаконично определил народ: «Баба с возу, кобыле легче»! Корреспондент «АиФ» побеседовал с известным писателем об этом и других парадоксах нашей истории.

Ольга Шаблинская, АиФ.ru: — Вердикт социологов: положительное отношение к Сталину достигло максимальных показателей с 2000-х. 51% опрошенных относится к «отцу народов» с симпатией. За последний год доля уважающих вождя увеличилась на 12%. И это после всех репрессий, «большого террора». Не кажется ли вам это тоже русским парадоксом, Эдвард Станиславович?

Эдвард Радзинский: — В самом начале 1990-х, когда я писал книгу о Сталине, очень известный журналист позвонил мне и спросил: «Чем вы занимаетесь?» — «Вот, о Сталине пишу». Он сказал: «О Сталине? Да это ж тема для старушек». Я ответил: «Когда закончу книгу, он будет участником предвыборной компании».

— Почему вы так решили?

— Мне казалось, что капитализм по-русски принесёт столько горя, воровства, обид и обманутых ожиданий, что непременно возродится любимый народный миф — о некоем золотом прошлом… Это раз. Кроме того, наш великий Карамзин многое объяснил, рассказывая о другом деспоте Иване Грозном. «Свидетели и жертвы его злодеяний сошли в могилу. Документы об Ивановых зверствах пылились в архивах». К тому же, время стёрло в памяти новых поколений прямую связь между казнями Ивана, истребившего цвет русского боярства, и наступившей впоследствии Смутой едва не уничтожившей русское государство. Так что новым поколениям остались видны только памятники государственной силы и великих побед. И постепенно имя «Мучитель», которым называли его современники, сменилось на очень уважаемое в Азии имя «Грозный». Но История, пишет Карамзин, памятливее людей, История помнит — «Мучитель»… Советую не забывать эти слова великого Карамзина. Так же, как вопрос, который он задал: «Народ ли наш порождает таких правителей или такие Правители порождают такой покорный готовый терпеть народ?».

Пакт, как и у всех в Европе. Имел ли право СССР договариваться с Гитлером?

— У нас сегодня ходят по улицам с портретом Сталина. Как такое вообще возможно? В Германии даже публичное упоминание Гитлера запрещено.

— Ой ли? Так ли у них благостно? Помню, в Восточной Германии я слышал такой анекдот. «Входит еврей в поезд, а у него в чемодане огромные деньги. В купе сидят два попутчика, а ему нестерпимо хочется в туалет. Чемодан с собой не потянешь, но оставлять без присмотра такие деньги — страшно. И тогда он спрашивает одного из попутчиков: «Как вы относитесь к евреям?» — «Очень хорошо. Ох, этот Гитлер — негодяй и мерзавец!» «А вы?» — спрашивает он второго. «А я, знаете, очень жалею, что Гитлер их всех не добил». — «Вижу, вы честный человек, постерегите мой чемодан». Как говорится, «Сказка — ложь, да в ней намек».

— Историки и писатели правителям могут дать более объективную оценку, чем обычные люди. Ваше мнение: неужели высокая оценка Сталина дана нашими современниками только потому, что «достаточно времени прошло»?

— Ну конечно же, здесь множество причин. Разбирать даже часть — эдак до утра интервью не закончим! Например, Сталина ценят, как великого менеджера, в кратчайший период сделавшего страну индустриальной державой. Правда, противники Менеджера указывают цену сталинской индустриализации…

Россия — крестьянская страна, где безземельный крепостной столетиями мечтал о собственной земле. И вот революция эту землю дала! И что наш Менеджер сделал? Уничтожил свободного крестьянина. Похоронил его вековую мечту. Истребил самых умелых успешных земледельцев. Фактически возродил крепостное право, прикрепив крестьян к колхозной земле. И получил даровой хлеб. Всё это — ради быстрейшей индустриализации. Зачем это было делать в стране, где революция породила беспримерный энтузиазм масс, в богатейших недрах которой — вся таблица Менделеева? Недаром французский экономист Эдмон Тери писал, что к середине ХХ века Россия непременно станет супергигантом, опередив всю Европу. Притом, что у нас была самая дешевая рабочая сила. Нужны ли были все зверства великого Менеджера, ломавшего хребет стране и с кровью волочившего её в светлое индустриальное будущее? Нужен ли был рабский труд сотен тысяч зэков, на костях которых создавали передовую промышленность? А, может, нужен?.. А, может, такова азиатская традиция: «дело — всё, человек — ничто»?! Ведь крепостные строили Петербург. С крепостными рабами строил свои чудо-гавани и крепости Потёмкин.

У меня будет большое выступление в октябре в Петербурге «Сталин: его лицо и лики». Конечно, поговорим про самое интересное — его фантастическую судьбу. В 1917 году ему должно было стукнуть 39! Профессии никакой, вся жизнь арест — ссылка, побег — ссылка. Всего через 10 лет вчерашний безнадёжный, жалкий ссыльный — неограниченный самодержец самой большой страны в мире, народ которой будет любовно звать его «Хозяин». Вы представляете, что случилось с психикой этого человека? И вот теперь, через бездну лет, имя Сталина, истребившего миллионы сограждан, оказывается, объединяет и государственников, и националистов, и антисемитов, и монархистов, и коммунистов! И радует Власть, которая с завистью вспоминает, какой крепкой была вертикаль Власти при Отце и Учителе… Я постараюсь рассказать о реальном Иосифе Виссарионовиче. Ибо тот, о ком сегодня рассуждает интернет, кого коммунисты включили в свой последний избирательный список, давно уже не реальный Сталин.

Эдвард Радзинский: «Миром движут власть и деньги»

— А кто тогда?

— Это удобный политический миф. Что же касается реального Иосифа Виссарионовича… Мне очень интересно, что сделал бы Сталин с этими своими почитателями, например, с верхушкой нынешней якобы коммунистической партии? Заканчивая тему, должен сказать с большим сожалением: нынче к почитателям Вождя присоединяется совсем другая группа. Это молодые люди, которым не нравится жизнь за окном. Им опротивел главный дирижёр нынешней нашей жизни — Деньги. Осточертело наблюдать роскошную жизнь властей и всероссийскую коррупцию, ставшую бытом, и жаркие объятия политиков с героями капиталистического труда. Ведь, в отличие от них, Сталин действительно презирал деньги. И быт Хозяина был крайне скромен. Но, презирая деньги, он умело пользовал их, щедро награждая, точнее, разлагая верную партократию… Впрочем, блага у них были лишь до тех пор, пока он позволял им служить ему и… жить.

О другом русском парадоксе читайте в одном из следующих номеров «АиФ». Пять императриц, героинь книги Э. Радзинского «Бабье царство. Русский парадокс» весь XVIII век правили Россией, где «Курица — не птица, женщина — не человек».

Источник